К.В.Чугунов

Звериный стиль кургана Аржан-2: к постановке проблемы. // Изобразительные памятники: стиль, эпоха, композиции. Материалы тематической научной конференции. Санкт-Петербург, 1-4 декабря 2004 г. СПб, 2004. С. 273 – 276.

Материалы кургана Аржан-2, исследованного Центрально-Азиатской экспедицией Государственного Эрмитажа совместно с Германским археологическим институтом (проф. Г.Парцингер и док. А.Наглер), ставят перед учеными большое количество вопросов, от решения которых во многом зависит наше понимание культурно-исторических процессов не только на территории Саяно-Алтая, но и всего ареала ранних кочевых культур Евразии. Одна из таких проблем, требующих обсуждения и решения – вопрос формирования искусства звериного стиля из комплекса кургана.
Между тем, решение этой проблемы требует углубленного анализа материала не только (и не столько) с позиций археологии, но и привлекая методику и понятийный аппарат искусствоведения. Сложность и неоднозначность такого подхода осознается автором в полной мере, так как и в искусствоведении нет четких дефиниций многих понятий. В отношении звериного стиля скифской эпохи эту проблему в полной мере осветила и, отчасти, прояснила работа Е.Ф. Корольковой (1996), из которой автором взяты многие термины и определения.
Даже при самом общем знакомстве с великолепными произведениями прикладного искусства из Аржана-2 заметна неоднородность всего комплекса, выраженная в индивидуальном своеобразии отдельных групп предметов. Стилистический анализ изображений животных позволяет выделить, по крайней мере, четыре манеры их исполнения.
Первая представлена наиболее многочисленной группой, включающей тиражированные бляшки в виде профильных фигур кошачьих хищников и кабанов, портупейные обоймы и пряжки кинжала и акинака, ворворки поясного набора, пряжку и маленькую ворворку портупеи горита, стержневидную застежку портупеи чекана, а также все изображения на гривне. Все эти изделия объединяет мягкая пластика образов. Практически у всех копытных – сходная манера моделировки морды, когда линия рта соединяется с глазом, под которым расположена сегментовидная скула.
Вторая группа включает плоские бляхи головных уборов в виде лошадей с подогнутыми ногами и барана в аналогичной позе из сопроводительной женской могилы. В такой же манере выполнено навершие головного убора в виде стоящего оленя. Можно предположить, что своеобразие этой группы объясняется технологией производства – вырезанием фигур из плоского листа металла (что само по себе не характерно для искусства раннескифского времени). Однако, изысканность абриса тел животных, ноздри в виде запятой у лошадей и оленя, использование эмали выделяет эти предметы из остального комплекса.
В третью группу объединяются изображения, вырезанные на стержнях женских шпилек. Все звери, за исключением хищников и кабанов, показаны с подогнутыми ногами, на плечах и бедрах у всех вырезаны запятовидные знаки, особыми линиями подчеркнута шея каждого животного.
Основу четвертой составляют ажурные аппликации на железном оружии из основного захоронения кургана. Сюда же можно отнести изображения зверей на пекторали, совершенно аналогичные по манере исполнения животным на обкладке рукояти одного из ножей, а также – тигра и баранов на модели котла. На первый взгляд это наиболее разнородная группа предметов. В частности, звериный стиль пекторали совершенно не похож на животных, покрывающих рукоять и клинок акинака. Корректнее выделить два предмета – пектораль и нож – в отдельную пятую группу. Однако их объединяет присутствие орнаментальных мотивов, которые подчиняют себе образы животных. Различие же их во многом обусловлено технологией изготовления.
Следует отметить, что некоторые изделия сочетают в себе признаки нескольких групп – то есть разные их части выполнены в различных манерах. К таким предметам относится шпилька с навершием в виде фигурки оленя, которое (в отличие от изображений на стержне) тяготеет к первой группе по манере моделировки морды зверя, и в то же время к четвертой – по орнаментальной трактовке шерсти на его теле. Оформление акинака также не однозначно: по торцу навершия и гарды идут полосы с изображениями хищных и травоядных зверей в манере третьей группы. Кроме того, такой же кошачий хищник прилит на лезвие в самом конце орнаментальной аппликации. Золотая рукоять женского кинжала также украшена в двух манерах – гарда и навершие, выполненные в виде двух противопоставленных хищников, ассоциируются как с первой группой (на основании общего абриса фигуры), так и с четвертой (на основании запятовидных прорезей на плечах и бедрах зверя).
Конечно, такое разделение очень условно и во многом интуитивно. Вероятно, первую группу можно разделить на несколько, используя другие стилистические признаки. К тому же, я сознательно не касался здесь композиционной составляющей комплекса и многих других моментов. Но уже такое, самое общее разграничение предметов прикладного искусства из Аржана-2 позволяет сделать некоторые заключения.
  1. Изделия первой группы по своим стилистическим признакам имеют больше всего соответствий в искусстве казахстанско-центральноазиатского региона.
  2. Вторая группа может восходить к наскальному искусству аржано-майэмирского стиля, лучшие образцы которого представлены на оленном камне из кургана Аржан-1 и присутствуют в материалах Аржана-2.
  3. Предметы, объединенные в остальные группы, являются шедеврами древнего прикладного искусства, уникальны и по технологии их изготовления, и, отчасти, по стилю. Можно предварительно предположить, что они сделаны мастерами из оседлых культурных центров специально для кочевых вождей по их заказу. Вопрос местонахождения этих центров остается открытым, однако перспективным направлением поиска представляется регион княжеств Восточного Чжоу, где встречаются орнаментальные мотивы, похожие на аниконические аппликации на клинке акинака.
Безусловно, все эти заключения не являются окончательными. Исследования феномена искусства кургана Аржан-2 только начинаются. Одна из целей предложенной работы, призвать коллег – археологов, искусствоведов, технологов, ювелиров и всех заинтересованных специалистов – совместно обсудить проблему.