К.В.Чугунов,Г.Парцингер, А.Наглер

Ювелирные изделия из кургана Аржан 2. Вопросы происхождения комплекса // Ювелирное искусство и материальная культура.(Тезисы докладов ).Санкт-Петербург 2003.Стр.125-128

Исследование кургана Аржан-2, расположенного в Пий-Хемском районе Республики Тыва - результат совместной работы Центрально-Азиатской археологической экспедиции Государственного Эрмитажа и Евроазиатского отдела Германского археологического института. Памятник имеет диаметр наземного сооружения 80 м и высоту 2 м. и на настоящий момент является вторым по величине из исследованных в регионе после кургана Аржан-1, раскопанного М.П.Грязновым в начале 70-х гг.

В 2001 году при исследовании погребально-поминального комплекса Аржан-2 в Туве было открыто не потревоженное захоронение представителей высшего социального слоя эпохи ранних кочевников (Чугунов, Парцингер, Наглер, 2002). Скелеты мужчины и женщины были буквально усыпаны изделиями из золота, некогда украшавшими парадные одежды. Богатство погребального наряда и сопровождающих покойников вещей говорит о том, что они принадлежали верхушке кочевой знати. Оба погребенных были одеты в костюмы, вышитые золотыми бляшками. Головные уборы были украшены золотыми пластинами в виде лошадей, оленей, барсов. Один из них венчали золотые шпильки с гравировками в зверином стиле. В области шеи и груди найдены серьги, многочисленные подвески и бусы из золота, бирюзы, пирита и янтаря. На шее одного из погребенных располагалась массивная золотая гривна. Вся поверхность гривны, также как и многих других предметов, украшена изображениями животных - лошадей, оленей, баранов, кабанов, верблюдов, барсов. Штаны были расшиты мельчайшим золотым бисером, голенища сапог обтянуты золотым листом. Перед лицами покойных были уложены бронзовые зеркала.
По углам погребальной камеры на вертикально установленных шестах был развешен сопроводительный инвентарь. В западном углу висела золотая пектораль, кожаные сосуды с зернами, деревянный ковш, бронзовая и каменные курильницы. В северном - находился парадный пояс, на портупее которого были закреплены лук с колчаном, плеть и боевой клевец. Все оружие, найденное в погребении было сделано из железа. Короткий меч-акинак, ножи, клевец и даже наконечники стрел также были украшены золотым орнаментом, выполненном в традициях скифо-сибирского звериного стиля. Войлоки, ткани, кожаные изделия и одежда не сохранились, однако украшавшие их золотые нашивные бляшки, обоймы, ворворки, бисер позволяют с большой долей достоверности реконструировать убранство погребальной камеры и захороненных в ней людей.

При продолжении работ в 2002 в пределах кольцевой ограды кургана и под ней обнаружены захоронения в погребальных камерах из вертикальных плит. Эти могилы содержали не столь уникальный набор вещей, однако именно эти предметы позволяют соотнести их с известными комплексами как в Туве, так и за ее пределами, а главное - уточнить время сооружения всего комплекса.

Важное значение для датировки кургана имеет конское захоронение. Вместе с 14-ю лошадьми найдены уздечные наборы из бронзы. Хронология комплекса достаточно уверенно определяется по конскому снаряжению и сериям бронзовых наконечников стрел. Анализ этой категории вещей позволяет датировать курган серединой-второй половиной VII в. до н.э. Сейчас эта датировка подтверждена серией радиоуглеродных дат, полученных в лаборатории ИИМКа и за рубежом.

Все захоронения людей также оказались не потревоженными и содержали многочисленные предметы. В них найдены бронзовые ножи, чеканы, зеркала, художественные поясные обоймы, а также несколько наборов наконечников стрел, типологический анализ которых не противоречит датировке кургана VII в. до н.э.
Кроме того, из этих могил происходит большая серия стеклянных, каменных и янтарных бус, семь экземпляров золотых серег, некоторые из которых украшены зернью и эмалевыми вставками. В одной из могил обнаружено украшение головного убора - великолепная литая из золота бляха в виде барана с подогнутыми ногами.

Определение столь ранней даты для комплекса Аржан-2 неизбежно ставит перед нами ряд вопросов. В частности, они возникают при рассмотрении особенностей технологии изготовления ювелирных изделий. Даже не являясь специалистом в области древних технологий всю коллекцию можно разделить на две части, выделив из основной массы литых тиражированных бляшек и обойм предметы, выполненные с использованием сложной пайки, зернения и инкрустации.
К таковым относятся серьги (кроме зерни на них присутствует и сканный узор), пластины на женской обуви, две бусины-подвески, ворворка - застежка от пекторали. Кроме этих предметов, зернение на которых выступает в качестве основного декора, на некоторых изделиях полоски из зерни закрывают места пайки - в основании рогов оленя на навершии шпильки, в поддоне модели котла и ряде других случаев.
Стилистический анализ образов животных, представленных на изделиях, позволяет разделить их на две группы - выполненными реалистично и в орнаментальной манере. Это может указывать на неоднородность комплекса, хотя, вероятнее, является следствием технологии изготовления. Орнаментальные изображения, как правило, резные. Технология их изготовления может восходить к искусству резьбы по дереву, широко распространенному в кочевом мире. Золотые бусы и, особенно, мельчайший бисер свидетельствуют о высочайшем мастерстве древних ювелиров.

Особое место в комплексе основного погребения занимает железное оружие, инкрустированное золотом. Кропотливая работа реставраторов Эрмитажа позволила нам увидеть эти шедевры древних мастеров. Акинак, кинжал, чекан, ножи и даже наконечники стрел украшены криволинейным узором, образующим на крупных предметах фигуры животных. На акинаке декор, покрывающий всю рукоять и большую часть лезвия, выполнен таким образом, что чередование золота и железа придает предмету ажурность, а образам животных большую определенность. Хищники, изображенные здесь таким способом, уверенно распознаются как тигры. На гранях наконечников стрел узор выполнен не только золотом, но и серебром.
Понимание технологических приемов, применявшихся в древности для изготовления этих вещей, очень важно для определения той роли, которую играл центрально-азиатский регион в формировании искусства скифо-сибирского звериного стиля и всей культуры эпохи ранних кочевников в целом. Вопрос о способах и месте производства ювелирных изделий из кургана Аржан-2 в связи с этим выходит на первый план. Оставляя "за скобкой" технологический аспект, попробуем рассмотреть вторую часть вопроса - о месте формирования комплекса - на основании данных археологии.

Не смотря на то, что большинство предметов из основного погребения уникально, весь комплекс типологически соответствует местной культурной традиции раннескифского времени. В рядовых курганах алды-бельской культуры Тувы неоднократно находили серьги с покрытыми зернью конусовидными колпачками, некоторые из которых имели эмалевые вставки (Семенов, 1999). За счет находок этих предметов в сопроводительных погребениях Аржана-2 количество серег такого типа, происходящих из Тувы, увеличилось в два раза.
Золотые и бронзовые пекторали, хотя и без изображений, также известны. Они, например, найдены in situ в женских могилах алды-бельского комплекса Копто (Cugunov, 1998). Золотые обоймы и пряжки наборного пояса также имеют аналоги из бронзы в памятниках алды-бельской культуры (Семенов, 2001). В сопроводительных могилах комплекса соответствий материалам алды-бельских памятников еще больше. Погребальный обряд этих захоронений также соответствует традициям этой культуры.

Таким образом, на основании данных археологии комплекс кургана Аржан-2 безусловно местный. Этот памятник является захоронением представителей высшего социального слоя населения, оставившего алды-бельскую культуру раннескифского времени. Однако, констатация этого факта не является подтверждением местного производства всех ювелирных изделий, найденных в кургане. Как раз наоборот - элитарность захоронения делает возможным помещение в него престижных предметов, выполненных на заказ в отдаленных мастерских или добытых в результате дальних военных походов.
Очень важно, что обширный набор не включает ни одного синкретичного образа. Все животные имеют реальных прототипов в живой природе. Это, с одной стороны, характерно для искусства раннескифского времени, с другой - ограничивает возможную территорию происхождения традиции. Очевидно, что она лежит вне областей ближневосточных цивилизаций, где прием совмещения в одной фигуре черт нескольких животных появился очень рано и неизбежно был бы использован при изготовлении "царских" атрибутов - что и происходило при формировании архаических скифских комплексов Северного Предкавказья и Причерноморья.
Изображения грифонов известны в Туве с конца VI в. до н.э. и, вероятно, связаны с западным импульсом и появлением здесь носителей уюкско-саглынских традиций (Чугунов, 2001). В искусстве алды-бельской культуры были распространены так называемые "загадочные картинки" (Грач, 1980), когда изображения фигур животных и их протомы, причудливо переплетаясь, покрывают почти все пространство предмета. Этот прием широко представлен в материалах Аржана-2. Кроме того, семантически наиболее значимые атрибуты основного захоронения кургана - такие как шпильки, украшавшие женский головной убор, и массивная гривна - символ верховной власти - украшены изображениями животных по спирали. Такая композиция известна на оленных камнях монголо-забайкальского типа, датирующихся эпохой поздней бронзы.

Все это указывает на местное, центрально-азиатское формирование традиций искусства звериного стиля из комплекса кургана. Учитывая, что курган Аржан-1, исследованный М.П.Грязновым в этой же долине (Грязнов, 1980), из-за ограбленности почти не сохранил ювелирных украшений, нельзя утверждать, что это место - именно Тува. Возможно, они проникают сюда вместе с носителями алды-бельской культуры, генезис которой, вероятно, связан с областями Казахстана (Савинов, 1994). Изделия, наиболее близкие по стилю материалам Аржана-2, происходят как раз из этого региона.
В качестве примера можно привести Жалаулинский клад, представленный, вероятно, предметами из ограбленного погребения, которое по уровню богатства могло не уступать Аржану-2. Не исключено, что в раннескифское время существовал не исследованный до сих пор центр кочевой культуры, расположенный в горно-степных областях Северной Индии и Пакистана, где известны большие курганные могильники. Единичные находки, происходящие оттуда, также близки по стилю - например, гривна, опубликованная К.Йеттмаром, является ближайшей аналогией аржанской.

Исследование материалов из погребально-поминального комплекса Аржан-2 только начинаются, но уже сейчас можно констатировать наличие у населения раннескифского времени Тувы ювелирного мастерства высочайшего уровня.